Новости Законодательства / 27.01.2020

Расширение пределов ответственности собственников бизнеса в банкротстве: под ударом члены семьи

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц все чаще применяется в банкротстве. Из вспомогательного механизма под влиянием практики Верховного Суда она постепенно трансформируется в один из основных инструментов удовлетворения требований кредиторов (в первую очередь — Федеральной налоговой службы и государственного Агентства страхования вкладов). Новый тренд судебной практики — привлечение к ответственности членов семьи контролирующего лица.

23 декабря Верховный суд вынес решение по прецедентному делу о привлечении к субсидиарной ответственности семьи экс-гендиректора обанкротившейся после начисления 311 млн. рублей налогов компании «Альянс» Вадима Самыловских.

Отказывая в удовлетворении требований ФНС о привлечении детей к субсидиарной ответственности, суды нижестоящих инстанций сослались на их несовершеннолетие и то, что они не могли контролировать компанию. Но ВС отменил эти решения, отправив дело на новое рассмотрение. Теперь суду надлежит выяснить стали ли дети реальными собственниками имущества, подаренного родителями после банкротства, но до подачи иска о привлечении к субсидиарной ответственности, и преследовали ли они, получая имущество в дар наряду с приобретением права собственности, другую цель – освободить данное имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов их родителей по деликтным обязательствам.

16 декабря Верховный суд принял аналогичное решение по схожему прецедентному делу — о привлечении к субсидиарной ответственности наследников владельца обанкротившейся нефтесервисной компании «Амурский продукт» Михаила Шефера. Предприниматель погиб, не успев компенсировать «дочке» «Роснефти» убытки, которые ей нанес, и кредитор потребовал денег с его наследников. Суды первых инстанций отказали истцу в требованиях, но ВС его поддержал и отправил дело на новое рассмотрение, указав, что в состав наследства входит все имущество и долги наследодателя, за исключением случаев, когда имущественные права и обязанности неразрывно связаны с личностью наследодателя либо, если их переход в порядке наследования не допускается федеральным законом. По мнению Верховного суда, не имеется каких-либо оснований для вывода о том, что обязанность компенсировать свое негативное поведение (возместить кредиторам убытки), возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является неразрывно связанной с личностью наследодателя. Ответственность в таком случае ограничивается размерами наследственной массы.

Кредиторы все чаще привлекают владельцев и менеджеров компаний по долгам компаний к субсидиарной ответственности: за 2015–2018 гг. число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности почти утроилось – до 1200, растет и сумма ответственности – с 3 млрд до 183 млрд руб. Два похожих решения за такой короткий срок дают судам сигнал о расширении и ужесточении субсидиарной ответственности — под удар могут попасть и члены семьи контролирующего лица, даже если они не имели отношения к деятельности банкрота.

Share on LinkedInTweet about this on TwitterShare on Facebook