Новости Законодательства / 23.12.2020

Таможня не вправе претендовать на дивиденды импортера: адвокаты Borenius Russia отстояли практикообразующую позицию

Арбитражный суд Северо-Западного округа поставил точку в двухлетнем споре таможенного органа с клиентом Borenius Russia — крупным импортером промышленной продукции.

В 2015-2017 гг. общество с ограниченной ответственностью – 100-процентное дочернее общество европейской компании – приобретало у последней промышленную продукцию для реализации на внутреннем рынке ЕАЭС. В 2018 году европейская компания приняла решение о распределении дочерним обществом всей суммы своей прибыли за 2015-2017 гг. в качестве дивидендов единственному участнику.

Таможня придерживалась позиции, согласно которой дивиденды, выплаченные дочерним обществом в адрес европейской компании, подлежат включению в таможенную стоимость ввезенных в 2015-2017 гг. товаров. Данная позиция являлась очень опасным направлением практики таможенных органов для европейских компаний, поскольку их дочерние общества регулярно выплачивают дивиденды. Нам известно о волне таможенных проверок крупнейших импортеров с иностранным участием в разных регионах России; поощрение со стороны судов подобной практики привело бы к огромным доначислениям к таможенной стоимости ввозимых товаров.

Потерпев поражение в нижестоящих судах, таможня обратилась с кассационной жалобой. Окружной суд, однако, прислушался к доводам адвокатов «Борениус»; в постановлении суда воспроизведена отстаиваемая нами правовая позиция:

…дивиденды могут быть включены в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за импортируемые товары только в том случае, если товары продавались с условием последующей выплаты таких дивидендов продавцу (выплата дивидендов должна выступать в качестве условия продажи конкретных импортируемых товаров).

В данном случае в материалы дела не представлено каких-либо доказательств того, что выплата Обществом спорных дивидендов являлась одним из условий продажи ввозимых товаров. Признаки влияния взаимосвязи между продавцом и покупателем на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате, Таможней не обнаружены. Каких-либо данных о занижении стоимости ввозимых товаров Таможней не приведено. 

Учитывая значимость проблемы выплаты дивидендов для всего рынка ВЭД, мы рассчитываем, что это дело послужит формированию единообразной судебной практики.

Исходя из формирующейся практики, мы рекомендуем при ведении споров с таможней о включении дивидендов в таможенную стоимость учитывать следующие подходы:

— Статьей 39 ТК ЕАЭС предусмотрено, что «цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за ввозимые товары, относится к товарам, перемещаемым через таможенную границу Союза, в связи с чем перечисляемые покупателем продавцу дивиденды или иные платежи в случае, если они не связаны с ввозимыми товарами, не включаются в таможенную стоимость ввозимых товаров». Таким образом, чтобы обосновать включение дивидендов в таможенную стоимость, таможня должна доказать наличие «связи» между дивидендами и товаром в значении, придаваемом этому термину таможенным законодательством (NB!  Анализ аналогичных норм права ВТО позволяет поставить вопрос более радикально и утверждать, что разработчики включили дивиденды в эту статью как пример платежа, априори не связанного с ввозимыми товарами; однако суду полезно продемонстрировать, что тест на «связь» не выполнен и в конкретной ситуации). 

— Таможенные органы усматривают «связь» в том, что в результате деятельности по реализации импортированных товаров на внутреннем рынке декларант получает чистую прибыль, которая впоследствии выплачивается в качестве дивидендов. Между тем, критерий «связи» между платежом и товаром в таможенном законодательстве имеет конкретное юридическое содержание: связаны с товарами лишь те платежи, которые выступают «условием или обязательством продажи», т. е. без принятия обязательства к платежу импорт не состоится: продавец откажется поставлять товар, он не будет доставлен на таможенную территорию, не пройдет таможенную очистку и т. п. По выражению суда, «используемое для целей таможенной оценки понятие “стоимость сделки” носит специальный характер и относится лишь к тем платежам, которые выступают встречным предоставлением за приобретаемый товар (цена товара), что не равнозначно совокупности любых денежных обязательств». 

— Применительно к дивидендам вопрос так ставить нельзя: на дату реализации товара не существует ни обязательства по уплате дивидендов, ни сколько-нибудь разумного ожидания их формирования в определенном размере. Чистая прибыль определяется по результатам финансового года в целом, как совокупность всех действий импортера за отчетный период; невозможно достоверно определить вклад отдельно взятых товаров. Таким образом, дивиденды не являются «условием и обязательством продажи», но лишь ее отдаленным и не гарантированным последствием.

— При принятии решения суд может принять во внимание также сопутствующие факторы:

  • Отсутствие во внешнеэкономических контрактов условий, обязывающих покупателя к выплате дивидендов в определенном размере;
  • Отсутствие в группе компаний корпоративной политики, предполагающей связь между размером формируемых дивидендов и объемами внутригрупповой реализации товаров;
  • Наличие экономического обоснования выплаты дивидендов, не связанного с ввозимыми товарами (реинвестирование прибыли, внутригрупповое финансирование и т. п.);
  • Наличие статистических данных, подтверждающих соответствие применяемых в сделках цен рыночному уровню может подкрепить уверенность в отсутствии на стороне импортера схемы по занижению таможенных платежей через дивиденды.
Share on LinkedInTweet about this on TwitterShare on Facebook

Дополнительная информация